О фестивале капустников «Соленые уши»

Вчера, 26 марта, в Пермском академическом театре оперы и балета им. П. И. Чайковского прошел VI Пермский краевой фестиваль театральных капустников «Соленые уши». На мой взгляд, вкусный капустник получился. По-хорошему театральный, умный, ироничный. Прошлогодний был злющий. Тогда на сцене царил даже не юмор, а злая сатира, граничащая с недозволенностью.

Может быть, в этом году тон задала тема — «Островский. Старая драма на новый лад», потребовавшая от  участников находчивости. В результате мы получили, с одной стороны, актуальные номера, и, с другой стороны, лучшие выступления были выдержаны в театральном жанре, а не в расхожем кавээновском формате. Конечно, были и провалы, но общее впечатление от концерта осталось очень приятным.

Это отметили и зрители в зале, бурно реагировавшие на шутки. Приятно осознавать, что на «Соленые уши» публика рвется. По моим данным было продано 713 билетов, тогда как зал театра рассчитан на 843 места.

Порадовало и то, что Пермский оперный театр стал одним из лауреатов фестиваля, а солист оперной труппы Эдуард Морозов был отмечен в индивидуальной номинации. Хотя, если судить по реакции зрителей, наши артисты заслуживали более высокого места, чем третье. Но так решило жюри фестиваля, и спорить с его вердиктом мы можем уже только постфактум.

На следующий год я, как председатель пермского отделения Союза театральных деятелей России, главного организатора фестиваля, хочу предложить отменить места, оставив деление на участников и лауреатов. Артисты — свои люди. Как-нибудь сами сочтутся, кто из них шутит тоньше и изобретательнее. Но это пока так, на уровне размышлений и предположений, которые еще требуют обсуждения. 

О фандрайзинге в сфере культуры

В субботу-воскресенье я побывал в Санкт-Петербурге на семинаре «Власть. Политика. Театр. Бизнес», посвященном фандрайзингу — искусству привлечения финансовых средств на некоммерческие цели, в частности на театральные проекты. Семинар организовал институт инновационных программ повышения квалификации работников культуры «Интерстудио». На этом семинаре, кроме нас, театральных деятелей, Пермский край представляла Елена Геннадьевна Меченкова, сотрудник компании «Прогноз», выступающей партнером Пермского академического театра оперы и балета. Ее сообщение в рамках круглого стола вызвало неподдельный интерес. Нам грех жаловаться на спонсоров и друзей, но редко когда речь заходит о действительно крупных спонсорских суммах. Не беру в расчет Фонд «Жемчужина Урала», который нам помогает вот уже на протяжении десяти лет, и группу предприятий «Лукойл», выделившую средства на разработку проекта реконструкции театра. Однако за 15 лет моего директорского стажа я впервые встречаю в лице компании «Прогноз» партнера, который сам предлагает свою помощь. Мне очень нравится позиция Елены Меченковой. «Мы, — сказала она, — сегодня уже вполне состоявшаяся компания, и теперь хотим показать своим сотрудникам (не кому-то извне, а работникам своей компании), что нам не чужды вопросы социальной ответственности. Поддерживая театр, мы создаем для своих сотрудников комфортные условия в Перми, а не в Москве, Лондоне, Нью-Йорке или где-нибудь еще».

По-моему, это должно вызывать уважение. Таким образом, компания демонстрирует стабильность, свои возможности и уверенность в завтрашнем дне. И, к тому же, замедляет отток мозгов в другие города и страны.

Не удивительно, что сотрудники компании «Прогноз» стремятся к нам на спектакль Cosi fan tutte (это в текущем сезоне наша главная оперная премьера), потому что знают, что в эту постановку вложена часть и их интеллектуального труда.

Добавлю также, что было приятно услышать на этом семинаре теплые слова в адрес нашего генерального менеджера Марка де Мони. Несколько лет назад он организовал в Северной столице фестиваль EARLYMUSIC, показав себя успешным фандрайзером, и Петербург до сих пор его помнит и обсуждает его проекты. 

Оперный экстрим

1) На днях состоялась презентация для сотрудников Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского проекта новой сцены театра и реконструкции старой сцены. Честно говоря, я ожидал большего интереса и от коллектива, и от проектантов. К сожалению, два с половиной часа они проговорили о проблемах, которые возникают перед ними, и зрители заскучали. Как бы то ни было, презентация прошла, и ею мы, наконец, поставили точку в процессе согласования планировочного решения. С этих пор проектанты переходят к работе на стадии РД – рабочей документации, и с апреля приступают к первичной экспертизе, которая будет посвящена формулировке техзадания касательно внутренних помещений, количества гримерок, санузлов, столовой и пр. На каждого сотрудника театра отведено определенное количество квадратных метров. Я надеюсь, что в проекте будут предусмотрены не только помещения, которые нам остро необходимы, но и зоны, создающие комфорт и уют в театре. Обещают, например, что, кроме прочего, в новом театре будет зимний сад и комната для релаксации, а также комната для ожидания выхода на сцену.

Памятник Чайковскому, который стоит сегодня в вестибюле театра, в перспективе нужно будет непременно заменить на более качественный, красивый и внятный. Потому что нынешняя скульптура с натяжкой ассоциируется с гением Чайковским: посмотришь на него  — а это просто какой-то мужик в парусиновых брюках. Мы показали экспертам из архитектурного бюро Дэвида Чипперфилда памятник Дягилеву, который сейчас размещен в Дягилевской гимназии. В скором времени они нам скажут, будут ли вписывать его в пространство нового фойе или нет.

2) Также сегодня я, как председатель пермского отделения Союза театральных деятелей России, хочу поздравить все театральное сообщество Пермского края с наступающим Всемирным днем театра. Для нас это, можно сказать, профессиональный праздник. Желаю всем творческого благополучия. Надеюсь, что в 2012 году пермское отделение СТД, наконец, получит в безвозмездное пользование помещения в здании по ул. Ленина, 64, где мы сейчас размещаемся.

В преддверии Дня театра в Пермском академическом театре оперы и балета им. П. И. Чайковского пройдут два события, на которые я с удовольствием приглашаю всех.

25 марта, в воскресенье, уже в третий раз мы проводим «Оперный экстрим». Это какое-то безумие – в хорошем смысле слова. Театр превращается в «муравейник», по всем углам и закоулкам ходят зрители, все смотрят, ощупывают, пробуют самостоятельно исполнить что-то. Например, на один день они могут стать дирижером оркестра. Ну, разве это не увлекательно?

А 26 марта, в понедельник, также в Оперном театре пройдет Пермский краевой фестиваль-конкурс театральных капустников «Соленые уши». Тема заявлена очень интересная: старая драма на новый лад, Островский. Заданная тема дает широкий простор для творчества. Надо отметить, предыдущие капустники были даже не столько ироничными, сколько злыми. Поглядим, какие номера будут в этот раз.

О презентации проекта строительства новой сцены Пермского театра оперы и балета для сотрудников театра

1) На этой неделе мы разорвали контракт с московской фирмой ООО «ТэксПанорама», которая должна была заниматься разработкой проекта подъемно-опускных механизмов в рамках реконструкции Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского. За месяц отведенного им на это срока они не сделали ничего. При этом сначала согласились на одну сумму оплаты, а выждав месяц, повысили цену вдвое. Я на это не согласен. Уж лучше мы найдем другой способ. Он, может быть, будет немного уступать в качестве (будет использован не спиралифт, а серапидные цепи — такие же установлены в Большом театре — которые при работе издают некоторый шум, но это не принципиально — все равно мы будем их использовать не во время спектакля, а до). Но, по крайней мере, у нас будет вовремя (!) установленный, работающий (!) механизм.

Не стану скрывать, для меня финт наших московских партнеров стал большой неожиданностью. Благо, мы продолжаем сотрудничество с пермской фирмой ООО «Пермстроймет-Плюс», которая занималась реставрацией нашей оркестровой ямы (обрезкой козырька авансцены), и они готовы выполнить работы по установке подъемно-опускных механизмов. 

2) 19 марта в зрительном зале Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского состоится презентация планировочных решений Проекта «Строительство новой сцены Пермского академического театра оперы и балета им. П. И.Чайковского и приспособление существующего здания для современного использования». Мы уже показывали проект губернатору. Теперь хотим, чтобы его увидели сотрудники театра, для которых, собственно, и проводится реконструкция. На эту встречу приглашены представители всех заинтересованных сторон: архитектурного бюро David Chipperfield Architects, компаний Mueller-BBM и Kunkel Consulting, Правительства Пермского края, художественного и административного руководства театра, ГКБУК «Краевой центр охраны памятников», Фонда «Содействие – XXI век», управляющей компании «Девелоперские Решения Недвижимость», ОАО «КБ ВИПС». На презентации речь пойдет о планировке театра, основных решениях по театральным технологиям новой сцены, основных решениях акустики нового зрительного зала и репетиционных помещений.

Я хочу пригласить читателей моего блога на презентацию, потому что это возможность услышать о проекте новой сцены из первых уст. Чтобы попасть в театр, необходимо заранее аккредитоваться у пресс-атташе Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Натальи Овчинниковой (тел. +7 902 64 42 423, тел. (342) 212-92-44). Добро пожаловать!

О частных проблемах музыкальных театров России

На прошлой неделе я летал в Санкт-Петербург на встречу членов российской Ассоциации музыкальных театров. И был поражен: из 34 членов Ассоциации присутствовали только семеро. По уставу подобные встречи проводятся один раз в год. Лично я впервые представлял там Пермский оперный театр и остался в недоумении: либо так плохо работает исполнительный орган Ассоциации, либо участникам нет никакого дела до происходящего.  При этом мне есть с чем сравнивать. Наш театр, кроме того, состоит еще в двух творческих сообществах. Это Ассоциация театров Урала, на встречи которой всегда (!) приезжает не меньше 40 участников — театров разной величины и направленности. И вторая — это «Опера Европы», где собираются около 400 театров, и где Россию представляют Большой и Мариинский театры, Московский музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, Детский музыкальный театр им. Н. Сац и Пермский академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского. Если посмотреть на карту, иллюстрирующую географию Ассоциации, с нас на Востоке начинается оперная Европа.

На встрече Ассоциации музыкальных театров в Санкт-Петербурге был поднят вопрос, волнующий многих. Это распределение государственных «грантов» академическим музыкальным театрам и творческим коллективам. В списке — 18 адресатов,  в частности, Новосибирский театр оперы и балета, Екатеринбургский оперный, Московский камерный музыкальный театр им. Покровского и другие. Дополнительную финансовую поддержку они получают не первый год, и нынче в списке получателей появились новички, например: Михайловский театр, Саратовский оперный и Ростовский музыкальный театр. Мне, да и не только мне, но и руководителям других театров, не попавших в список грантополучателей, совершенно не понятно, что служит основанием и главным критерием отбора, кто входит в комиссию, которая решает, кому давать грант, а кто пока его не заслужил. Грантовая система предполагает конкурс с такими условиями, при которых соискатели могли бы подтвердить свою высочайшую творческую репутацию. В данном случае объявленный критерий — федеральное подчинение театра. Но в таком случае давайте называть вещи своими именами: это не грант, а дополнительное финансирование.

Правильно отмечает театральный критик Лариса Барыкина:

«Система грантов в существующем виде все больше становится странным маркером, яблоком раздора между руководителями коллективов, вызывая особенно много вопросов у рядовых музыкантов, на которые, в сущности, нет ответа. Например, если раньше в число региональных грантополучателей входили только коллективы федерального подчинения, то сегодня этот принцип уже не работает. Тогда законный вопрос — а каков он?».

Мне иногда говорят: «Пермяки, что вы возмущаетесь? Вам же дали грант в 600 млн. рублей». Друзья, у нас это тоже не грант, а бюджет специального проекта под руководством Теодора Курентзиса, выписанный нашему театру Правительством Пермского края на ближайшие три года. Хочется такой же ясности и этом вопросе.

Франция: февраль 2012, окончание гастролей Пермского балета. Путевые заметки.

Сегодня немного вне формата: не отчет, а путевые заметки. Не судите строго.

1.

Утром вылетел в Париж. Сижу в Шереметьево, ожидаю посадки на самолет. До Москвы долетел замечательно, из минуты в минуту. Покупаю виски и сигареты. Все равно во Франции буду курить — так хоть подешевле. В аэропорту Шарля де Голля меня должен встретить Бертран, ассистент [импресарио этих гастролей] сестер Грубер. Очень на это надеюсь, так как из аэропорта я должен выехать поездом в город  Жуэ-Ле-Тур.

Париж. Сидим вместе с Бертраном в аэропорту, ждем поезда. Ждать надо более 2,5 часов. Во Франции солнце, все красиво, но прохладно, температура + 3 градуса.

Скорый поезд Париж — Бордо. За окном мелькает Франция: пожухлая трава, голые деревья, но поля уже местами зеленые, видимо, это озимые взошли еще осенью. Скорость обалденная — километров 230-250 в час. Хотел поспать, но когда пролетает встречный поезд, от неожиданности  вздрагиваешь, и сон как рукой снимает.

Через 2 часа мы на месте. Беру такси — и минут через 20 уже в отеле. Располагаюсь в номере. Номер приличный, просторный, с видом на типично сельский французский пейзаж. Маленькие одно- и двухэтажные домики с трубами, из которых идет дымок. Вдали красивое озеро, летают утки, за озером густой лес. Идиллия, одним словом.

Распаковал багаж. Хорошо, что сувениры не разбились: купил сестрам Грубер, Антуану, Ги и Жан-Жаку подсвечники из селенита.

Минут через 30 приезжает труппа. Радостная встреча, объятия и поцелуи.  Идем смотреть театр.

Он оказался прямо в гостинице. Или скорее, наоборот, гостиница при театре. Удачно решена архитектура: театр размещен на склоне небольшой горы, из-за чего его с главного входа не видно. Сцена и колосниковая решетка расположены у подножия горы. Зал мест на 1400-1500. Театр носит имя министра культуры Андре Мальро, который инициировал постройку театров не в центрах городов, а на периферии — по типу наших дворцов культуры в микрорайонах города.

Вечером недолго сидим, обсуждаем гастроли. Впечатление у всех приятное. Надо отдать должное, тур по Франции организован великолепно. Залы везде полные, прием хороший, единственное замечание — долгие переезды по стране.

День был ужасно длинный. Спать хочется смертельно. Отбой в 23.00 — в Перми уже 4 часа утра. Ровно сутки, как не спал.

2.

Подъем в 8 утра. Тихая погода, поют птицы. Хорошо выспался. Правда, опять сильный свист в ушах. Видимо, надо привыкать к тому, что после перелетов такой синдром «кузнечиков» будет настигать постоянно.

Вечером балет «Лебединое озеро». Непривычно, что вечерние представления здесь начинаются в 20.30 или в 21.00. Опять хочется спать. Воспользовался началом I акта и немного вздремнул.

Танцуют Инна Билаш и Никита Четвериков. Удивительно изящная пара! Олег Романович [Левенков] и Ольга Ивановна [Лукина] в один голос говорят, что у них большое будущее. Инна хрупкая, как стеклянная статуэтка. Вся светится. Правда, мне не хватило у нее эмоций. Олег говорит, что это он ее немного придавил, так как на прошлом спектакле жизни и любви было через край. Посмотрим, как дальше.

Театру очень повезло, что появился Никита. Если парень не зазвездит и, бог даст, не травмируется, то в ближайшее время мы получим новую звезду Пермского балета.

Приятно сознавать, что сейчас в труппе есть три взаимозаменяемых пары солистов: Моисеева — Мершин, Меньшикова — Стариков, Билаш — Четвериков.

3.

Выезжаем из Жуэ-Ле-Тура в 10.00. 3 часа на дорогу. Погода — почти лето.

Город Ля-Рошель расположен на берегу Бискайского залива Атлантического океана: как говорится, «следующая остановка — Америка». Отель стоит в самом центре города. Старый дом с современной пристройкой. Номера стандартные, ничего лишнего.

До театра пешком — минут 5-10 вдоль по набережной залива. Центральный вход — со стороны исторического здания, а сам  зал и сцена — в новостройке.  Современная архитектура ни капельки не противоречит старине. Сцена хорошая, широкая, но не очень глубокая. Зал на 1000 мест. Как всегда, все продано.

Погода просто изумительная: +15, солнце, ветра нет — лето да и только! Днем погуляли с Олегом Романовичем по набережной. Народ отдыхает, сидит в ресторанчиках, пьет кофе и водичку. Одна чокнутая побежала купаться. Забежала в воду — и обратно. Все-таки февраль. Представляю, как тут замечательно весной, летом и осенью.

Танцуют [Сергей ] Мершин и [Наталья] Моисеева. Как всегда, у Наташи суперкласс.

Публика вначале расположена пессимистически, почти враждебно, но как только появляются лебеди, зрители оттаивают. Гром аплодисментов, шквал оваций. Директору театра тоже понравилось, он очень доволен нашим выступлением. Вечером — по бокалу вина от театра. Потом отмечаем 33-летие супружеской пары [заведующего балетной труппой театра Виталия ] Дубровина и [артистки Пермского балета, заведующей Детской студией театра Галины] Фроловой. Немного вспоминаем наши юношеские годы и по-тихому расходимся спать.

4.

Проспал до 9.00 утра. Погода резко испортилась. Все затянуто тучами, идет мелкий- мелкий дождь — даже верхушка сторожевой башни не видна. Вечером «Лебединое озеро». Танцуют Герман Стариков и Маша Меньшикова. Красивая пара, но каждый раз волнуешься за Марию. Она как маятник: то идеально, то с небольшими помарками — нет стабильности, особенно при исполнении фуэте. Сидишь весь потный, как будто сам на сцене танцуешь. Но в этот раз все прекрасно. В конце спектакля — опять гром аплодисментов.

5.

Сегодня погода лучше, чем вчера. Тучи есть, но дождь и туман прекратились. Сухо, пасмурно.

Никуда не пошел, весь день провожу за ноутбуком. Готовлюсь к встрече с Грубершами. Накидываю вопросы к сестричкам, плюсы и минусы тура. Плюсов, конечно, больше. Самый главный минус — это стоимость контракта. Если они согласятся на наши условия, то будем ездить и дальше, если нет — придется лавочку закрывать. Я все понимаю: политика, PR театра, раскрутка Пермского региона, география для балета. Но надо же когда-то и об экономике подумать. Гастроли должны быть прибыльными, хотя бы на чуть-чуть. Об этом я говорил еще 10 лет назад, говорю и сейчас.

…Пишу уже вечером, после встречи с Беатрис. Разговор был опять длинный и нудный. Точь-в-точь как год назад, слово в слово. Разговаривали часа два, но переговоры так ничего и не дали. Беатрис сидела вся надутая и обиженная, словно это мы виноваты в том, что в Европе кризис. Как будто Россия живет лучше, чем Франция. Все равно надо отстаивать свои интересы. Хотя будет очень жаль потерять этих милых скупердяек. Как-никак гастроли организованы великолепно. Труппа хотела бы, чтобы такие поездки продолжались и в следующие годы.

6.

Сегодня последний день гастролей и два спектакля. Артисты устали, но по глазам видно, что грустят: не очень хотят обратно в снега.

Дневной спектакль танцуют Маша Меньшикова и Ростислав Десницкий. В конце спектакля весь зал встает. Занавес открывают пять раз.

Последний спектакль, как и положено, танцуют Наталья Моисеева и Сергей Мершин — без проблем, все красиво и без запинок. Антуан, видимо, после разговора с Беатрис, дарит солистам букеты, а всем девочкам из кордебалета по розе. Зал в восторге, даже директор театра кричит «Браво». Все уставшие, но довольные: закончились двухмесячные гастроли.

 

7.

Подъем в 2.00 ночи. Голова ни черта не соображает, спать хочется смертельно. В 3.00 выезд от гостиницы. На улице густой туман: вот она, Атлантика! Два часа назад светили звезды и на небе висел красивый месяц, а сейчас — густой туман.

Ехать в тумане довольно неприятно. Спать не могу, как-то тревожно. Минут через 40-45 туман рассеялся, и ехать стало веселее. По крайней мере, видна разметка метров за 200. Спать по-прежнему не могу, очень болит голова. Выпиваю таблетку — вроде бы, начинает отпускать.

И тут — громкий удар. Автобус бросает на отбойник. Слава богу, по касательной. Но скрежет ужасный. Все вмиг проснулись. [Водитель автобуса] Ги продолжает движение, как будто ничего не произошло. Он, видимо, задремал за рулем, затем пытался отклониться от отбойника, но было поздно. Настроение испортилось. Не хватало еще, чтобы автобус перевернулся. Надо на будущее предусмотреть и завершающие спектакли ставить в городах поближе к Парижу, а движение по ночам запретить.

В пути семь часов. Ги расстроен ужасно, и его можно понять. Последняя поездка — и такое. Успокаиваем его, хотя  сами понимаем, что еще доля секунды, и не избежать бы катастрофы. Полоса на всю длину автобуса. Видимо, мы задели за железные штуки, на которые крепятся катафоты.

В 10.00 коллектив в аэропорту Шарля де Голля. Проходим регистрацию, и опять проблема: Десницкий потерял паспорт. Звоним Ги — оказывается, паспорт выпал в автобусе. Дети, ей богу.

8.

Пишу в самолете Париж — Москва. Много мыслей по поводу этих  гастролей и следующих. На горизонте — Ирландия и, возможно, Мексика. Посадка через два часа. Попробую заснуть. Странное состояние — голова как в тумане. Все понимаешь, а делать ничего не можешь. Впереди еще два перелета.