О вариантах армейской службы для артистов балета

Сейчас в труппе Пермского балета работают девять артистов, которые по возрасту попадают под военный призыв. Если они на 1,5 года уйдут в армию, для театра случившееся будет равносильно трагедии. Ребята очень талантливые, перспективные, на них держится репертуар, многие из них исполняют ведущие партии.

Захватывающая история с армией для артистов балета тянется с советских времен. Но раньше театру предоставлялся лимит — десять человек, которым давали отсрочку. Не требовалось дополнительно разъяснять, что государство вкладывает огромные деньги в 8-летнее обучение артистов балета, а потом несколько лет в кирзовых сапогах — и прощай карьера танцовщика!

Надо отдать должное, в пермском военкомате эту проблему понимают и сегодня и нам сочувствуют. Вот только установка сверху изменилась: кем бы ты ни был по профессии — отдай долг Родине.

Единственный выход, который видится сегодня, — альтернативная служба. Все наши артисты написали заявление в военкомат с просьбой направить их на прохождение альтернативной службы. Театр, со своей стороны, через министерство труда подал заявление быть признанным допустимым местом прохождения службы.

И что в результате? Заявления всех танцовщиков были одобрены, а просьба театра — нет. В итоге кто-то из этих девяти был направлен в Горно-Алтайск — работать в местном народном ансамбле песни и танца, а один парень получил направление в Самару — санитаром в интернат для престарелых. Все как у Черномырдина: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Военкомат пошел навстречу и задержал призыв наших ребят до осени. Мы, тем временем, будем повторно добиваться разрешения для Пермского оперного театра стать местом прохождения их альтернативной гражданской службы.

Может быть, я скажу сейчас крамольную вещь, но она вызвана отчаянным положением дел: как директор театра, я готов выкупить этих ребят у государства. Есть контрактная служба, средняя стоимость контрактного военного — 30 тысяч рублей в месяц. Я готов заплатить государству 360 тысяч рублей из доходов театра, чтобы этого пацана оставили в покое. После чего театр подписал бы с ним контракт на 5—10 лет. Есть люди, которые  хотят идти в армию, чтобы зарабатывать деньги. Так пусть та сумма, которую я заплачу, чтобы выкупить  у государства артистов, пойдет на обеспечение желающих служить. Хорошая идея, но сколько придется пройти кабинетов, чтобы это осуществить?

Государство, повторяю, тратит огромные деньги на образование артистов балета, а потом разом все перечеркивает, и ребята становятся кем угодно, только не танцовщиками. Та же проблема у артистов цирка, музыкантов, спортсменов, фигуристов. Нам бы всем объединиться и добиться решения в свою пользу. Но пока приходится бороться в одиночку с нашей рутиной, как Дон Кихоту с ветряными мельницами.

«Программу Дягилевского фестиваля – 2012 смог выдержать не каждый»

Пять дней подряд во время Дягилевского фестиваля у меня держалось очень высокое давление. Даже немножко испугался. Связываю это не только с погодой, но еще и с тем, что жизнь на Дягилевском фестивале била ключом, и организм попросту не справлялся с эмоциональными нагрузками. Программа была насыщенной, разносторонней, интересной. И если сравнивать фестиваль Курентзиса с фестивалем Исаакяна, то разница будет налицо. Георгий Георгиевич составлял программу из спектаклей, которые считал лучшими, со своей, режиссерской, точки зрения. Теодор Курентзис, как музыкант, во главу угла поставил музыкальную составляющую.

Побывал не на всех событиях фестиваля, но то, что увидел, очень порадовало: как публика принимала спектакли, какая атмосфера царила на всех фестивальных площадках. А фурор, что произвел на зрителей «Геревень», словами не опишешь. И это не только мое мнение, но и многих других, кто был на премьере этого сочинения Владимира Николаева: зрителей как будто в омут втащило, а потом выкинуло обратно в реальность. Как композитор сумел передать дух деревеньки, с дуновением ветерка, с отдаленными голосами баб и мужиков, шуршанием соломы, — невероятно! Теперь будем с нетерпением ждать премьеры балета на эту музыку. Что придумает хореограф Раду Поклитару, не знаю, но уверен, будет необычайно интересно. Так что всех заранее приглашаю в следующем сезоне на балет «Геревень».

Проведение Дягилевского фестиваля далось непросто: было много гостей, участников, критиков. Но самое главное, чего удалось достичь, — никто из зрителей не остался равнодушным. Разумеется, каждый зитель сам составил для себя список наиболее интересных событий. Мне лично, например, был непонятен театр абсурда (спектакль Untitled). Ну и что? Зато знаю людей, которые остались в восторге именно от этого перфоманса.

Фестиваль заставил людей думать, рассуждать, интересовать, задаваться вопросами. Фестиваль скрепил новые связи: к примеру, этуаль Парижской оперы Мари-Аньес Жило выразила желание еще раз приехать в Пермь и исполнить партию Заремы в балете «Бахчисарайский фонтан», уже вне фестиваля. Кроме того, возможно, она исполнит что-нибудь из хореографии Алексея Мирошниченко — ей очень понравились его постановки.

На днях генеральный менеджер Пермского театра оперы и балета и Дягилевского фестиваля Марк де Мони сказал, что программа фестиваля следующего года вчерне сформирована. Моя задача — посчитать все расходы и составить бюджет грядущего фестиваля. Очень благодарен нашим спонсорам, которые откликнулись и деньгами, и гостиницами, и транспортом. Искренне тронут их столь позитивным отношением к фестивалю. Надеюсь, наше сотрудничество не закончится, и мы обязательно вновь встретимся с ними на Дягилевском фестивале — 2013. 

О фотовыставке Джеймса Хилла «Ангел музыки»

В рамках фестиваля «Фотограффити» ожидается несколько  фотовыставок, и отрадно, что они предвещают создание в Перми музея фотографии. Я считаю, Пермь уже созрела для такой институции. Вообще фотография – уникальное искусство; она сродни магии, потому что запечатлевает мгновение (как сказано у Гете в финале «Фауста»).

В Пермской государственной художественной галерее сейчас вплоть до конца июня работает прекрасная выставка «Ангел музыки», где представлены снимки великолепного фотографа Джеймса Хилла, сделанные им за кулисами Пермского  академического театра оперы и балета. Когда Джеймс обратился к нам с просьбой снимать жизнь театра и иметь доступ во все классы и гримерки, за исключением, конечно, особых технических объектов, я и представить себе не мог, что он вольется в нашу жизнь так, что станет абсолютно незаметным. Он провел у нас в театре больше недели, и за это время успел снять Конкурс артистов балета им. Екатерины Максимовой «Арабеск», репетиции оперы «Христос» и балетной премьеры «Петрушка», репетиции оркестра под руководством Теодора Курентзиса и его занятия с молодым дирижером Валентином Урюпиным. И при этом он никому не мешал, никто на него не обращал внимания. И оттого, видимо, его фотографии получились такими живыми, люди на них такими естественными, а ситуации, подсмотренные им, иной раз просто потрясающими.

Жаль только, что на выставке представлено так мало фотографий (не больше тридцати, хотя он отснял, если я не ошибаюсь, под тысячу). Тем не менее создателям этой выставки, в частности куратору Андрею Безукладникову, удалось, мне кажется, заинтриговать зрителей секретами той жизни, что царит за кулисами нашего театра.

На открытии выставки мы договорились с Джеймсом при случае встретиться в Москве и поговорить о возможности издать фотоальбом о нашем театре. Это был бы прекрасный подарок всем, кто интересуется работой Пермского театр оперы и балета.