О событиях последних дней: отставка Евгения Малянова, открытие Дома Актера, Золотая Маска

Есть ряд новостей, которые в связи с суетой, связанной с командировкой во Францию и нашими выступлениями на «Золотой Маске», я не прокомментировал. Исправляюсь.

Во-первых, собственно о «Золотой Маске» и о наших номинантах на премию — Cosi fan tutte и Medeamaterial. Это были прекрасные спектакли — оба хороши по-своему, оба отвечают двум главным актуальным направлениям в музыкальном театре. На это обращает внимание и критик Екатерина Бирюкова (Colta.ru) в программе «Контекст» в эфире телеканала «Россия-Культура» (от 24.02.2013):

— Пермский театр оперы и балета во главе с Теодором Курентзисом привез в Москву два очень востребованных сейчас стиля. Это аутентизм, очень перфекционистки сыгранный, и суперсовременность.

Впечатления от обоих спектаклей прекрасные. Теодор — это что-то большое и могучее. Оркестр MusicAeterna играл волшебно. На Cosi fan tutte я сидел в 15 ряду и после представления был среди зрительниц-завзятых театралок, которые делились эмоциями: такого звучания они не слышали даже в Парижской опере.

Надежда Кучер в партии Медеи великолепна. Это во всех отношениях очень сложная роль, и мы благодарны ей за ее актерский подвиг. Понятно, что Medeamaterial — спектакль, который не может идти каждый месяц. Но он должен оставаться в репертуаре. Есть идея — объединить оперу Дюсапена с балетом «Медея» Равеля, который сейчас пока «заморожен». Если бы нам удалось их сложить в один оперно-балетный Вечер, мы бы получили две очень яркие разностилевые интерпретации одного мифа. Думаю, с точки зрения зрительского интереса, это может быть очень любопытный проект.

После выступлений на «Золотой Маске» мы получили очень широкий резонанс в прессе. Единственное, вызывают недоумение слова журналистов о том, что, наряду с уже застолбившим свою репутацию «Пермским балетом», только сейчас начал формироваться бренд «Пермская опера». Это, конечно, не совсем верно. Достаточно бегло пробежаться по истории ХХ века. Пермский театр не зря называли «лабораторией современной оперы». Как пример: на нашей сцене состоялась российская (тогда еще советская) премьера оперы «Пена дней» Эдисона Денисова. Позднее, уже в нулевых, именно у нас впервые в стране была поставлена «Лолита» Родиона Щедрина. И таких примеров немало. Двадцатилетняя эпоха Георгия Исаакяна в Перми была богата на творческие удачи и эксперименты, будоражившие умы столичной публики. Другое дело, что тогда была эпоха «режиссерского» музыкального театра, а сейчас, с приходом Теодора Курентзиса, началась эпоха «дирижерского» театра. И в этом смысле, да, бренд «Пермская опера» обретает свежее звучание.

Во-вторых, важной новостью последних дней стала отставка ректора Пермского института искусства и культуры Евгения Малянова. Это начало новой вехи в истории института. За 37 лет существования института его возглавляли два человека — Зинаида Егоровна Воробьева и Евгений Анатольевич Малянов. Когда у института начались проблемы, стало понятно, что кого-то «отдадут на съедение». Евгений Анатольевич и сам это понимал. Просто никто не ожидал, что все произойдет так внезапно. Я в общем-то склоняюсь к мысли о том, что человек должен раз в пять лет менять сферу деятельности, чтобы не закоснеть. Малянов продолжит работу как преподаватель. Исполняющей обязанности ректора пока назначена Людмила Дробышева-Разумовская. Будущее института (теперь — академии) с ней во главе видится позитивным и эффективным. В частности, при ней мечта о создании в Перми консерватории может стать реальностью. Начать процесс стоит с консерваторского факультета, который потом, накопив преподавательской мощи, может отделиться в самостоятельное учебное заведение. Как это было в Перми в случае с первым университетом — классическим, из которого выросли другие пермские вузы.

Третье приятное известие: 4 марта в Перми, по адресу ул. Ленина, 64, откроется долгожданный Дом Актера. И хотя очень многое еще находится в процессе доработки, мы, сделав начальный ремонт, все-таки решили провести официальное открытие. Пригласили все театры края. Попросили гостей приготовить шуточные поздравления, ведь Дом Актера в представлении многих ассоциируется с искрометными театральными капустниками. Это будет своего рода репетиция перед краевым фестивалем театральных капустников «Соленые уши», который состоится 1 апреля на сцене Пермского театра оперы и балета. За помощь в открытии Дома Актера мы благодарим прежние власти края — Олега Чиркунова, Бориса Мильграма; нынешнее руководство во главе с Виктором Басаргиным, а также министерство по управлению имуществом и земельным отношениям Пермского края и лично Андрея Владимировича Шагапа. В нашем распоряжении находится проект пермского Дома Актера, разработанный архитекторами Задорновыми. Пока на бумаге. Но мы ищем средства, чтобы воплотить мечту в реальность — сделать Дом Актера уютным, красивым, гостеприимным. В 2014 году пермскому отделению Союза театральных деятелей исполняется 75 лет. Завершение строительных работ было бы идеальным подарком по такому случаю.

Реклама

Неформат: путевые заметки о финале гастролей Пермского балета во Франции

13 февраля
Гастроли Пермского балета во Франции подходят к концу. Под занавес мы, как всегда, отправились на встречу с нашими иностранными импресарио: подводить итоги очередного тура и вести переговоры о проектах на будущий год.

Из Перми наш путь лежал в Ниццу, с пересадкой в Цюрихе, а оттуда поездом в Тулон. Не без приключений — но это обычное дело — добрались до места к 21:00. Вышли из вагона: теплый воздух, запах моря — красота. На перроне нас радостно встретили тур.менеджеры — Антуан и Жан Жак. За десять минут довезли до отеля, где мы встретились с Алексеем Мирошниченко и всей командой этой гастрольной поездки. Как же мы за этот месяц соскучились по Пермскому балету! Долго общались. Разошлись уже за полночь.

14 февраля

Проснулся, как это всегда бывает после перелета, на рассвете. Мы в городе Санари-сюр-Мер, что на берегу Средиземного моря. Это курортный городок, сейчас, по понятным причинам, народу не много, в основном пожилые дамы с собачками. В заливе на якоре стоит множество яхт, катеров и всякой плавательной техники. На берегу у каждой яхты есть свой ларёк, где продается свежий улов. В воздухе царит запах морских водорослей и рыбы. На улицах мимозы, распускаются первые весенние цветы. Температура: +13. Яркое солнце, ветра нет.
Театр расположен в 7 минутах от отеля. За завтраком все ребята обрадовались нашему приезду. Больших проблем за месяц не было, единственный досадный курьез, который случился за это время, — в одном городе во время спектакля дважды вырубался свет. Ну и само собой, по очереди многие переболели. Так что в целом гастроли прошли неплохо.

С утра, в 11 часов, урок, далее репетиция программы «Чайковский-гала». Театр маленький: хотя зал на 1000 мест, сцена скромная. Поэтому и даем «Чайковский-гала», а не крупномасштабные спектакли.

На выступление все билеты проданы. Зал принимал хорошо, но в финале не закрылся занавес. Удивительно, но техники за сценой вели себя не просто невежливо, а даже, честно говоря, неадекватно. И хотя город замечательный, попросил Антуана больше нашу труппу сюда не возить.

15 февраля
Утреннее неприятное известие. В Челябинске упал метеорит. Много разбитых окон, дверей, на цинковом заводе обрушилась старая стена. Закрыты школы, садики, отменены спектакли в театрах. Сразу подумали о своих. Позвонил сыну Никите. Он в эти дни как раз находился в Челябинске на семинаре по рулонным газонам. Сын рассказал, что видел яркую вспышку, минут через 10-15 раздался жуткий взрыв, далее многократные взрывы, как при бомбежке. Сказал, что было по-настоящему страшно. Артистка кордебалета Марианна Сельвестру позвонила маме, та живет в Челябинске. Плачет: у них тоже повылетали стекла, вышибло входную дверь в подъезд. Пожилые люди в шоке.

Уже позже официально сообщили: город спасло только то, что метеорит взорвался еще в небе. Если бы это случилось на низкой высоте, последствия сложно было бы предсказать. Если бы не было командировки во Францию, то я был бы сейчас там, на конференции Ассоциации театров Урала.

Сегодня очередной переезд — в знаменитый своим театральным фестивалем город Авиньон. Труппа попрощалась с морем, и мы двинулись в путь.

Авиньон — город старинный. Здесь в XIV веке был сооружен замок — летняя резиденция Папы Римского. Более трех столетий Авиньон был центром католической веры, где проходили выборы Папы, назначались кардиналы и самые высокие чины католической церкви. Вновь выбранный папа, каждый по своему вкусу, перестраивал замок, дополняя его и без того величественный облик новыми архитектурными изысками. После Великой французской революции в папском дворце размещались казармы.
В наши дни папский дворец — центральная площадка Авиньонского фестиваля. Летом во внутреннем дворе возводится сцена со зрительным залом, там проходят все самые значимые и официальные мероприятия. Помимо центральной площадки в городе одновременно работают более 1000 различных театров, театриков и других театральных образований. Представления идут круглые сутки, затихая только под утро. Каждый коллектив всеми правдами и неправдами заманивают зрителей на свои спектакли, часто выступая днем в костюмах, раздавая листовки и приглашения. Фестиваль делится на IN и ОFF, то есть официальную часть, которая финансируемая бюджетом фестиваля, и на неофициальную, принять участие в которой могут любые театры, но за свой счет.
Получатся, что город весь год живет на средства, заработанные в период фестиваля. Все остальное время занимается подготовкой к следующему фестивалю. И так с 1947 года. Будем надеяться, что и наш фестиваль Дягилева будет жить так же долго.

Мы работаем в театре Опера-Авиньон. Расположен театр в самом центре города в 100 м от папского дворца. Собственно, весь старый город можно пройти насквозь менее чем за час.
Мы поселились в двух гостиницах, расположенных от театра буквально в 20 м. Очень удобно. Театр в итальянском стиле, время постройки — вторая половина XIX века. Красиво снаружи, но внутри бедновато. Видно, что давно не было ремонта. Кресла старые, обшарпанные стены, на полу — следы от жвачек. Сцена небольшая, но довольно глубокая. Сегодня труппа репетирует, завтра играет спектакль: кордебалет проходит сцены из «Жизели», солисты репетируют «Дон Кихот».

16 февраля
Утром после завтрака пошли с Алексеем Мирошниченко на экскурсию по папскому дворцу. Удивляет и поражает величие этого здания. Вернее, даже не здания, а комплекса строений, так как он все время перекраивался архитекторами. Странно, но в годы французской революции дворец практически не пострадал.

Днем состоялись переговоры о будущих гастролях во Франции. Решили: дата начала гастролей — 6 января 2014 года, с той же программой, что и сейчас. Возможно дополнение в виде The Second Detail Форсайта. Цель моей командировки достигнута. На 2014 год есть задел.
Вечером даем «Жизель». Прием неплохой, как всегда. И тут началось! Сначала Евгения Кузнецова ошпарила себе ногу кипятком — пришлось делать срочную замену. Во время спектакля Евгения Крекер подвернула ногу — очередная замена. После спектакля, когда Евгения Ляхова шла в отель, ее укусила собака. Антуан вызвал девушке частного врача, который назначил уколы. Ну и в завершение этого злополучного дня Эльмиру Мурсюкаеву у отеля чуть не похитили бандиты. Хорошо, что охранник отеля вмешался, все закончилось благополучно, но неприятный осадок остался.

17 февраля

Прощай, Франция! Антуан с Жан Жаком отвез нас на станцию ТЖВ. И мы втроем, с Настей  Колчановой и Алексеем Мирошниченко, поехали в Швейцарию на спектакль Дианы Вишнёвой.
В пути три пересадки — и мы в Швейцарии. Взяв такси, поехали в отель. Он оказался в пяти минутах ходьбы от вокзала. Немного отдохнув, пошли в театр, надеясь по пути купить цветы, упаковать подарок и пообедать. Но опять проблема: день, все закрыто. Просто выпили по чашке кофе.

За 45 минут дошли до театра. Администратор Дианы Константин выдал входные билеты. Театр Опера де Лозанн, где работает балетная труппа Мориса Бежара, это огромное современное сооружение, пристроенное к старому зданию. Фасад отделан металлическими пластинами, отражающими солнечный  свет. Очень красиво. Сразу нахлынули мысли о реконструкции нашего пермского театра. Как-то оно будет?..

В программе спектакля три балета. С нами рядом сидела критик Анна Галайда. Она специально приехала освещать премьеру Вишнёвой. Канал «Культура» снимает репортаж об этом событии. В качестве почетных гостей — Алла Сигалова, Азарий Михайлович Плисецкий, актриса Максакова. Почти все — члены жюри «Большого балета».
Первое отделение: восстановленный балет 1968 года на индийскую музыку. После антракта — два спектакля. Первый — о философии души, второй — «Болеро» Равеля в хореографии Мориса Бежара в исполнении российской примы. Вишнёва в «Болеро» прекрасна, ради этого стоило ехать целый день на поезде. Мужской кордебалет из 36 человек просто завораживает. Работают четко, как швейцарские часы. Высокие, красивые. Ну, и сама Диана — как остро заточенный кинжал. Сгусток энергии и красоты.
В конце вечера — шквал аплодисментов, балерину вызывали на поклон раз семь. Понятно, что первые два спектакля служили прелюдией к этому празднику балета.

После выступления встретились с героиней вечера. Подарили ей куклу, которую изготовили наши пермские умельцы. Подарок все встретили аплодисментами. Недаром говорят: дорог не подарок, а внимание. Алексей чувствовал себя как рыба в воде. Знакомых в этой компании у него оказалось немало. Поскольку завтра ранний подъем, распрощались и отправились в отель, оставив Алексея тусоваться дальше.

18 февраля
Так как здание вокзала находится в десяти минутах ходьбы, решили такси не заказывать. И были правы. Прогулка по ночной Лозанне разогнала остатки сна и придала новых сил.
Поезд Лозанна—Женева. В аэропорту —уже ставшие привычными формальности при прохождении границы и таможни. Сувениры, кофе, посадка в самолет. Рейс задержался минут на 25. Анастасия в аэропорту встретила однокашницу по университету. Маленький наш мирок!
Через полтора часа посадка в Москве. В этот день у нашего театра начинался марафон под названием «Золотая Маска». В первый заезд приехали160 человек с Cosi fan tutte и Medeamaterial. В марте будет и того больше — 260 человек. Так просто «Маска» не дается. Будем за нее бороться.

О сборах на «Золотую маску»

В минувшую пятницу у нас состоялся сбор той части труппы, которая отбывает на «Золотую маску». Обсудили все детали предстоящей поездки. Работа предстоит нелегкая. Когда мы узнали о том, что от Пермского театра оперы и балета на премию выдвинуты четыре спектакля, мы испытали и радость, и легкое беспокойство. Радость: потому что 17 номинаций — это рекорд. Беспокойство: потому что поездка связана с организационными трудностями. Дело в том, что 18—20 февраля, когда мы выступаем в Москве, еще продолжаются французские гастроли балетной труппы. Часть технической команды находится там. Кроме того, на время «золотомасочных» гастролей мы не прекращаем работу театра в Перми. Еще какая-то рабочая группа должна остаться дома. Ну, и кто-то должен сопровождать артистов в Москве. Специально для фестиваля из Франции был вызван начальник машинно-декорационного цеха Александр Иванович Попов, без него не собрать сложные декорации оперы Cosi fan tutte.

Cosi fan tutte («Так поступают все женщины») Моцарта мы играем 18 февраля в театре «Новая опера». Это первый спектакль дирижера Теодора Курентзиса, поставленный им в Пермском театре оперы и балета в качестве художественного руководителя.

13 февраля, перед тем как отправиться на фестиваль, мы «обкатаем» спектакль дома: состав исполнителей (среди них трое — Анна Касьян, Станислав Леонтьев и Гарри Агаджанян — были номинированы на премию в персональных номинациях) будет как на «Маске», так что пермская публика может заранее дать свою оценку спектаклю-номинанту и артистам. Отмечу, что вторую половину ансамбля солистов тоже составляют корифеи — Симона Кермес, Мария Форсстрем и Симоне Альбергини, так что это событие ни в коем случае нельзя будет пропустить.

20 февраля мы показываем в Москве оперу Medeamaterial Дюсапена. За пультом дирижера — тоже Теодор Курентзис. В главной партии — замечательная, молодая и очень перспективная (также номинантка на «Золотую маску») Надежда Кучер. В субботу 9 февраля, мы показали этот спектакль дома. Даже для тех, кто уже видел его, многое было в новинку. Потому что режиссер Филипп Григорьян сделал новую редакцию постановки. Внес некоторые изменения. Получилось, что называется, «издание переработанное и дополненное».

Спектакль Medeamaterial в Москве мы тоже играем в «Новой опере». Этот театр нам подходит — параметры сцены почти идентичны нашей. Так что, надеюсь, артистам не придется долго осваиваться, и мы сможем покорить московскую публику.