Об итогах «Золотой маски-2013»

Когда мы показали наши спектакли в Москве на фестивале «Золотая маска», по реакции зрителей, прессы и околотеатральной публики стало понятно, что премии мы получим. Вопрос стоял только в том: сколько именно? Лично я для себя отметил цифру 4. Пять — это, мы понимали, маловероятно. Три — все-таки недостаточно при 16 номинациях. А вот результат в четыре «Маски» нас бы вполне удовлетворил. Тем более мне хотелось догнать моего доброго друга, гендиректора Свердловского театра музкомедии Михаила Сафронова: два года назад соседи взяли четыре «Маски» за спектакль «Мертвые души».

На церемонии награждения в зале царило легкое волнение. Когда объявили, что наша солистка Надежда Кучер получила премию за лучшую женскую роль в опере, меня окатило волной восторга. Мало того что Medeamaterial — это моноопера, так еще и партия очень сложная и вокально, и актерски. После этого две «Маски» Теодора Курентзиса воспринимались уже несколько спокойнее: после его дирижерского триумфа на фестивале мы все-таки могли рассчитывать на победу, тогда как в женской номинации в опере царила жесточайшая конкуренция.

Таким образом, Пермский театр оперы и балета взял три «Маски». Церемония уже близилась к финалу, и мне подумалось, что на этом, видимо, награды нашего театра закончились. Ан нет! Жюри вышло объявлять спецпризы. И под занавес, когда напряжение уже зашкаливало, со сцены прозвучало имя Дягилева. Я наклонился к сидящему рядом со мной Алексею Мирошниченко: «Готовься идти на сцену!» Пермский балет и его руководитель получили специальную «Золотую маску» — за возрождение дягилевского репертуара. Эта, последняя, премия мне очень дорога. Нас, во-первых, отметили эксперты «Золотой маски», выдвинувшие проект «В сторону Дягилева» на премию (впрочем, это касается и «Свадебки», ведь этот балет своими музыкальными корнями также уходит в дягилевское прошлое). Во-вторых, нас в нашем начинании поддержало жюри.

Пермский балет второй год подряд получает специальную «Золотую маску», и это высокая оценка нашей уникальной репертуарной политики. Мы движемся в правильном направлении. Бережно сохраняя историческое прошлое, вместе с тем находим применение продюсерским, художественным принципам великого импресарио в наших современных условиях.

Отдельно хочу поздравить Бориса Мильграма. И, конечно, Ивана Тимофеевича Бобылева, который получил почетную «Золотую маску»: это тот случай, когда награда наконец-то нашла героя.

Теперь, когда конкурсные страсти поутихли, встает вопрос: что нас ждет в следующем году? Надо здраво оценивать возможности и понимать, что год на год не приходится, и «урожай» «Золотых масок» в следующем году будет меньше. И это — нормально. Это естественный ход вещей. Впрочем — жизнь покажет.