«Мы хотим показать губернатору результат работы той команды подрядчиков, которая работает с нами», — о Мариинке-2 и проекте реконструкции Пермского театра оперы и балета

На днях была командировка в Санкт-Петербург. Сейчас мы переделываем проект реконструкции Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского. Напомню, что было принято решение сократить стоимость проекта. Это значит, что мы отказываемся от планируемых прежде двух подземных этажей. И если в оригинале речь шла о глубине стройки в 15 метров, то сейчас мы ведем речь о 7-и метрах. Мне как директору функционирующего театра и прагматику второй вариант симпатичнее, потому что была некоторая тревога за наше историческое здание, рядом с которым планировалось вырыть котлован такой глубины. 7 метров — это тоже весьма существенно, тем не менее, это в два раза меньше.

На сегодняшний день уже подписаны все бумаги с иностранными подрядчиками, они все согласились скорректировать проект. В частности, мы отказываемся от двух репетиционных залов, которые задумывались изначально. Но: в «проекте номер один» был большой зимний сад. Мы попросили переделать его в репетиционный зал. Скорее всего, так и будет. Ожидается, что на переделку уйдет около трех месяцев.

Командировка в Санкт-Петербург была связана с подготовкой визита в Мариинский театр губернатора Пермского края Виктора Басаргина. Дело в том, что Мариинку-2 и нашу новую сцену спроектировали одни и те же люди. Причем, в первом случае им тоже пришлось корректировать оригинальный план в соответствии с условиями реальной жизни.

Хочу отметить: мне очень нравится стена из оникса в Мариинке-2. Она создает атмосферу тепла, особенно в холодные питерские сезоны. Это действительно красиво, эта находка придает зданию свой шарм. Все остальное в том здании — стандартно и функционально. И это правильно: театр, конечно, дом, но и огромный механизм, который должен работать без перебоев. Надеюсь, у нашей второй сцены тоже будет своя изюминка.

Очень скоро, в ноябре мы планируем продемонстрировать Виктору Федоровичу Басаргину питерский итог работы команды подрядных организаций, что работает и с нами.

Реклама

Свершилось!

Мы получили на руки приказ, в котором говорится, что наши ребята, артисты балета призывного возраста, имеют полное право проходить альтернативную гражданскую службу в нашем театре. Я от всей души поздравляю всех, кто принимал участие в этом деле, помогал нам отстаивать это право: губернатора Пермского края Виктора Басаргина, уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяну Марголину и пермский «Мемориал» в лице Михаила Калиха и Ирины Кизиловой. Наверное, если бы этим вопросом, в конце концов, не занялся лично губернатор, ничего бы не получилось.

Когда я выступил с предложением выкупить наших артистов балета, и все СМИ, пермские и федеральные, стали развивать эту тему, внимание к проблеме накалилось до предела. В Пермь даже приезжала проверка из Генерального штаба. Тем временем я поднял этот вопрос на одном из заседаний Общественной палаты. Меня услышала Татьяна Ивановна Марголина и пообещала помочь. Параллельно к решению проблемы подключилась Ирина Кизилова, работающая с «Мемориалом». В то же время  я сам планировал через министерство культуры края выйти на губернатора, осознавая, что только его письмо сможет возыметь необходимое действие во властных структурах. Я еще не успел осуществить задуманное, как Татьяна Ивановна меня опередила и через свое ведомство направила обращение к губернатору. По времени все заняло меньше недели. Предположим, все случилось в среду, в пятницу она направила письмо в приемную губернатора, а в понедельник мне позвонил Виктор Федорович и сказал, что после письма Татьяны Марголиной он связался с министром труда, и тот обещал помочь.

Задание проработать наш вопрос он поручил своему заместителю, министру общественной безопасности Пермского края Виктору Лесняку. От театра решением проблемы занималась начальник отдела кадров Людмила Степановна Оломпеева. Вместе они добились встречи с министром труда РФ, тот подписал приказ, и в течение десяти дней документ был зарегистрирован в Минюсте. Как выяснилось, наших ребят не направляли на альтернативную службу в родной театр, потому что документ с нашей заявкой прошел в Роструд только наполовину. Почему-то, уж не знаю почему, страницы по здравоохранению и соцслужбе дошли, а по культуре – нет. Причем, это касается не только нашего театра, но и театра кукол, ТЮЗа и Балета Панфилова. Переадресовку людей делает Роструд, структура ниже Министерства труда. Роструд направляет призывников на места, там парни должны зарегистрироваться и получить подтверждение, что в их услугах нет необходимости. Наши ребята должны были сначала быть приняты там, куда их направили, затем их надо было там выписать, и только после этого мы могли претендовать на то, чтобы они служили у нас. Понимаете, сколько было потрачено времени на то, чтобы всю эту схему пройти?

Все лето, весь отпуск я держал руку на пульсе, постоянно вел переговоры с обозначенными местами службы, Людмила Степановна все выясняла, узнавала, сверяла. И, наконец, мы добились своего. Мы первый театр в России, который официально добился статуса места прохождения альтернативной гражданской службы для своих артистов. Для меня это большая победа, моральная и душевная, и победа всего театра. И, конечно, я искренне благодарен Виктору Федоровичу Басаргину за помощь.

Об итогах двухлетнего управления театром

В августе исполнилось два года, как я (вновь) занимаю должность исполнительного директора Пермского театра оперы и балета. Первый год был для меня наполнен радостью: я вернулся в свой любимый театр. Второй год, совпавший с юбилейным 140-м сезоном, стал периодом плодотворной работы и необыкновенного душевного и статусного подъема. Пермский театр оперы и балета по-новому, смело и достойно заявил о себе в российских и европейских масштабах (о конкретных успехах прошлого сезона я говорил в предыдущих постах).

И вот мы стоим на пороге 141 сезона. Должен признаться, эйфории нет. Накануне 3 сентября, открытия сезона, я пребываю в раздумьях, как и в каком направлении театр будет двигаться дальше. В те годы перед нами стояла реальная цель: поднять театр до общеевропейского музыкального и постановочного уровня и начать работу по реконструкции. Обе планки мы взяли, теперь задача – удержать высоту. Но вот здесь-то и хочется взять тайм-аут. Потому что на данный момент  я не знаю, что отвечать на вопрос: будет ли реконструкция? Потому что новая власть в крае пока никоим образом не проявляет интереса к этому проекту.

Нет-нет, все работы, что были начаты, ведутся, процесс ни на секунду не приостанавливался, и в конце августа мы по плану должны зайти на госэкспертизу. Но мы работаем, не зная, будет ли результат. По графику, в январе 2013 года мы должны начать строительство: планируется снести ангар, вырубить деревья, вырыть котлован… Деньги на это выделены, но я опасаюсь, как бы работы в очередной раз не были отложены. Кто даст отмашку, мне пока неясно.

На днях мы ждем губернатора Виктора Басаргина в театре. Дважды его визит откладывался, чему я, признаться, даже рад, поскольку в начале августа в театре еще шел ремонт и повсюду был строительный мусор, и мне, как и любому хозяину, было бы не очень приятно водить гостей по пыльным коридорам. К тому же на тот момент художественного руководителя театра Теодора Курентзиса не было в Перми, а вести разговоры о реконструкции без его участия было бы также неправильно. 

Меня очень волнует будущее театра. Будет ли реконструкция проведена в полном объеме? Ведь бывают случаи, когда выстраивается великолепное здание, но с плохой акустикой, или же в неподготовленную коробку пытаются впихнуть суперсовременную техническую начинку. Не хотелось бы половинчатого решения для нашего театра. Мы и так уже четверть века кормимся пустыми обещаниями. Сколько было проектов, этих воздушных замков!

 И вот сейчас есть реальная возможность сделать театр, успешный по всем статьям: с огромным творческим потенциалом и комфортным зданием. Сегодня мы бежим впереди лошади: наши успехи превышают наши технические возможности, мы работаем в спартанских условиях. Нам и раньше-то было тесно, а сегодня, когда в труппу влились еще два коллектива, мы просто ходим по головам. Это же муравейник. Только искусство дипломатии позволяет нам в таких условиях выпускать высококлассные международные проекты. По итогам прошлого сезона мы ожидаем, что три наших проекта (оперный и два балетных) попадут в номинацию «Золотой Маски». Чем не аргумент?

Лично для себя я решил: если в ближайшее время реконструкция театра не будет проведена, мне работать в театре уже будет не так интересно. Я надеюсь, сотрудники меня поймут, а те, к кому обращены эти слова, меня услышат.

Так что я с нетерпением ожидаю визита Виктора Басаргина. Это будет наша первая рабочая встреча, коротко в неформальной обстановке мы с ним встречались весной на инаугурации президента. В последнем «Новом компаньоне» вышел обзор стодневного пребывания у власти нового губернатора, в частности, приведены мнения политиков и руководителей предприятий о его работе. Если бы спросили меня, я бы ответил скорее как простой горожанин, чем как директор театра, потому что пока еще не встречался с ним в деле. Виктор Басаргин, тот, которого мы видим в телевизоре, оставляет очень приятное впечатление. Он мне кажется человеком открытым, позитивным, целеустремленным, понятным, спокойным и уравновешенным. Но это пока все. Надеюсь, что уже в ближайшем будущем я получу о нем и его тактиках управления знания, подкрепленные конкретными фактами.

И напоследок… В середине ХХ века в Перми работал Анатолий Григорьевич Солдатов, директор моторостроительного завода, генерал, председатель Пермского Совнархоза. Сегодня его имя на слуху у любого горожанина: на его эпоху пришлось строительство ДК Солдатова, Пермского театра оперы и балета и театрального сквера, центрального корпуса Политехнического университета, Комсомольского проспекта. И если Виктор Басаргин согласится с тем, чтобы в период его управления Пермским краем был реконструирован театр оперы и балета, народ это запомнит на всю жизнь.