Об итогах «Золотой маски-2013»

Когда мы показали наши спектакли в Москве на фестивале «Золотая маска», по реакции зрителей, прессы и околотеатральной публики стало понятно, что премии мы получим. Вопрос стоял только в том: сколько именно? Лично я для себя отметил цифру 4. Пять — это, мы понимали, маловероятно. Три — все-таки недостаточно при 16 номинациях. А вот результат в четыре «Маски» нас бы вполне удовлетворил. Тем более мне хотелось догнать моего доброго друга, гендиректора Свердловского театра музкомедии Михаила Сафронова: два года назад соседи взяли четыре «Маски» за спектакль «Мертвые души».

На церемонии награждения в зале царило легкое волнение. Когда объявили, что наша солистка Надежда Кучер получила премию за лучшую женскую роль в опере, меня окатило волной восторга. Мало того что Medeamaterial — это моноопера, так еще и партия очень сложная и вокально, и актерски. После этого две «Маски» Теодора Курентзиса воспринимались уже несколько спокойнее: после его дирижерского триумфа на фестивале мы все-таки могли рассчитывать на победу, тогда как в женской номинации в опере царила жесточайшая конкуренция.

Таким образом, Пермский театр оперы и балета взял три «Маски». Церемония уже близилась к финалу, и мне подумалось, что на этом, видимо, награды нашего театра закончились. Ан нет! Жюри вышло объявлять спецпризы. И под занавес, когда напряжение уже зашкаливало, со сцены прозвучало имя Дягилева. Я наклонился к сидящему рядом со мной Алексею Мирошниченко: «Готовься идти на сцену!» Пермский балет и его руководитель получили специальную «Золотую маску» — за возрождение дягилевского репертуара. Эта, последняя, премия мне очень дорога. Нас, во-первых, отметили эксперты «Золотой маски», выдвинувшие проект «В сторону Дягилева» на премию (впрочем, это касается и «Свадебки», ведь этот балет своими музыкальными корнями также уходит в дягилевское прошлое). Во-вторых, нас в нашем начинании поддержало жюри.

Пермский балет второй год подряд получает специальную «Золотую маску», и это высокая оценка нашей уникальной репертуарной политики. Мы движемся в правильном направлении. Бережно сохраняя историческое прошлое, вместе с тем находим применение продюсерским, художественным принципам великого импресарио в наших современных условиях.

Отдельно хочу поздравить Бориса Мильграма. И, конечно, Ивана Тимофеевича Бобылева, который получил почетную «Золотую маску»: это тот случай, когда награда наконец-то нашла героя.

Теперь, когда конкурсные страсти поутихли, встает вопрос: что нас ждет в следующем году? Надо здраво оценивать возможности и понимать, что год на год не приходится, и «урожай» «Золотых масок» в следующем году будет меньше. И это — нормально. Это естественный ход вещей. Впрочем — жизнь покажет.

Реклама

О событиях последних дней: отставка Евгения Малянова, открытие Дома Актера, Золотая Маска

Есть ряд новостей, которые в связи с суетой, связанной с командировкой во Францию и нашими выступлениями на «Золотой Маске», я не прокомментировал. Исправляюсь.

Во-первых, собственно о «Золотой Маске» и о наших номинантах на премию — Cosi fan tutte и Medeamaterial. Это были прекрасные спектакли — оба хороши по-своему, оба отвечают двум главным актуальным направлениям в музыкальном театре. На это обращает внимание и критик Екатерина Бирюкова (Colta.ru) в программе «Контекст» в эфире телеканала «Россия-Культура» (от 24.02.2013):

— Пермский театр оперы и балета во главе с Теодором Курентзисом привез в Москву два очень востребованных сейчас стиля. Это аутентизм, очень перфекционистки сыгранный, и суперсовременность.

Впечатления от обоих спектаклей прекрасные. Теодор — это что-то большое и могучее. Оркестр MusicAeterna играл волшебно. На Cosi fan tutte я сидел в 15 ряду и после представления был среди зрительниц-завзятых театралок, которые делились эмоциями: такого звучания они не слышали даже в Парижской опере.

Надежда Кучер в партии Медеи великолепна. Это во всех отношениях очень сложная роль, и мы благодарны ей за ее актерский подвиг. Понятно, что Medeamaterial — спектакль, который не может идти каждый месяц. Но он должен оставаться в репертуаре. Есть идея — объединить оперу Дюсапена с балетом «Медея» Равеля, который сейчас пока «заморожен». Если бы нам удалось их сложить в один оперно-балетный Вечер, мы бы получили две очень яркие разностилевые интерпретации одного мифа. Думаю, с точки зрения зрительского интереса, это может быть очень любопытный проект.

После выступлений на «Золотой Маске» мы получили очень широкий резонанс в прессе. Единственное, вызывают недоумение слова журналистов о том, что, наряду с уже застолбившим свою репутацию «Пермским балетом», только сейчас начал формироваться бренд «Пермская опера». Это, конечно, не совсем верно. Достаточно бегло пробежаться по истории ХХ века. Пермский театр не зря называли «лабораторией современной оперы». Как пример: на нашей сцене состоялась российская (тогда еще советская) премьера оперы «Пена дней» Эдисона Денисова. Позднее, уже в нулевых, именно у нас впервые в стране была поставлена «Лолита» Родиона Щедрина. И таких примеров немало. Двадцатилетняя эпоха Георгия Исаакяна в Перми была богата на творческие удачи и эксперименты, будоражившие умы столичной публики. Другое дело, что тогда была эпоха «режиссерского» музыкального театра, а сейчас, с приходом Теодора Курентзиса, началась эпоха «дирижерского» театра. И в этом смысле, да, бренд «Пермская опера» обретает свежее звучание.

Во-вторых, важной новостью последних дней стала отставка ректора Пермского института искусства и культуры Евгения Малянова. Это начало новой вехи в истории института. За 37 лет существования института его возглавляли два человека — Зинаида Егоровна Воробьева и Евгений Анатольевич Малянов. Когда у института начались проблемы, стало понятно, что кого-то «отдадут на съедение». Евгений Анатольевич и сам это понимал. Просто никто не ожидал, что все произойдет так внезапно. Я в общем-то склоняюсь к мысли о том, что человек должен раз в пять лет менять сферу деятельности, чтобы не закоснеть. Малянов продолжит работу как преподаватель. Исполняющей обязанности ректора пока назначена Людмила Дробышева-Разумовская. Будущее института (теперь — академии) с ней во главе видится позитивным и эффективным. В частности, при ней мечта о создании в Перми консерватории может стать реальностью. Начать процесс стоит с консерваторского факультета, который потом, накопив преподавательской мощи, может отделиться в самостоятельное учебное заведение. Как это было в Перми в случае с первым университетом — классическим, из которого выросли другие пермские вузы.

Третье приятное известие: 4 марта в Перми, по адресу ул. Ленина, 64, откроется долгожданный Дом Актера. И хотя очень многое еще находится в процессе доработки, мы, сделав начальный ремонт, все-таки решили провести официальное открытие. Пригласили все театры края. Попросили гостей приготовить шуточные поздравления, ведь Дом Актера в представлении многих ассоциируется с искрометными театральными капустниками. Это будет своего рода репетиция перед краевым фестивалем театральных капустников «Соленые уши», который состоится 1 апреля на сцене Пермского театра оперы и балета. За помощь в открытии Дома Актера мы благодарим прежние власти края — Олега Чиркунова, Бориса Мильграма; нынешнее руководство во главе с Виктором Басаргиным, а также министерство по управлению имуществом и земельным отношениям Пермского края и лично Андрея Владимировича Шагапа. В нашем распоряжении находится проект пермского Дома Актера, разработанный архитекторами Задорновыми. Пока на бумаге. Но мы ищем средства, чтобы воплотить мечту в реальность — сделать Дом Актера уютным, красивым, гостеприимным. В 2014 году пермскому отделению Союза театральных деятелей исполняется 75 лет. Завершение строительных работ было бы идеальным подарком по такому случаю.

Официальное заявление по «делу о пяти снятых операх»

Друзья!

Как исполнительный директор Пермского театра оперы и балета и как член художественной коллегии театра, я не могу обойти вниманием тему, которая стала очень актуальной. Я публикую здесь пресс-релиз, в котором мы вынуждены были ответить всем тем, кто публикует ложную, непроверенную, необъективную информацию о театре.

«»

Коллеги!

Это письмо — вынужденная мера, которая вызвана волной недостоверных слухов и домыслов о Пермском академическом театре оперы и балета им. П. И. Чайковского, распространяемых пермскими изданиями. Мы заранее приносим извинения тем из вас, кто добросовестно исполняет свой журналистский долг, но ситуация, сложившаяся в последнюю неделю, вынуждает нас выступить с официальным заявлением, обращенным ко всему журналистскому сообществу Пермского края.  

Количество бездумно копируемых сообщений и публикаций, порочащих репутацию театра и лично художественного руководителя Теодора Курентзиса, достигло астрономических масштабов. Удивляет и вызывает серьезную тревогу тот факт, что сотрудники редакций не удосуживаются перепроверить фактологическую базу (даты, названия, имена, причины-следствия и др.) своих материалов. Тем самым вводят в заблуждение читателей и причиняют непоправимый вред театру.

Публикацией, спровоцировавшей этот пресс-релиз, стала новость под заголовком «Курентзис снимает спектакли», опубликованная 4 сентября на медиаресурсе «Не секретно». Далее последовала цепная реакция — эту «новость», не вдаваясь в подробности, подхватили «российское информационное агентство URA.ru», «Аргументы и факты-Прикамье», «Вечерние ведомости», вещающие на Екатеринбург и Пермь, «Московский комсомолец-Пермь».

Опираясь лишь на слова «артистов оперной труппы и музыкантов оркестра», которые являются заведомо ложными, и не давая официальной информации, которую в данном случае следовало запросить в пресс-службе театра, перечисленные издания нарушили ст. 49  «Обязанности журналиста» Закона РФ «О средствах массовой информации» (от 27.12.1991 N2124-1) и Кодекс профессиональной этики российского журналиста (одобренный Конгрессом журналистов России 23.06.1994). Известно, что распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, карается законом по ст. 129 о клевете Уголовного Кодекса РФ.

Мы вынуждены еще раз обратиться к этим ложным фрагментам (орфография и пунктуация авторов сохранены), чтобы опровергнуть их:

«к нам в редакцию обратились артисты оперной труппы и музыканты оркестр и сообщили, что приказом Курентзиса из репертуара под надуманным предлогом, якобы из-за проблем с декорациями, которые устарели и нуждаются в ремонте и реконструкции, сняты пять спектаклей.Опера «Мазепа» — навсегда, хотя с декорациями в этом спектакле все в порядке. В прошлом году директор Пичкалев и главный дирижер Валерий Платонов сумели ее отстоять, в этом же сезоне они были бессильны. Другая опера «Князь Игорь» снята из репертуара до 2014 года. Оперу «Аиду» вообще убрали из репертуара, как и «Отелло». В спектакле «Эликсир любви» худруку не понравилась сценография. Все эти спектакли были в свое время поставлены прежним художественным руководителем Георгием Исаакяном», — оригинал публикации.

В действительности решения по спектаклям были приняты до вступления в должность худрука Теодора Курентзиса. И только одна из пяти опер была поставлена Георгием Исаакяном. К сожалению, эти пять предложений, бессознательно перепечатанных рядом СМИ, проявивших, таким образом, свой непрофессионализм, бросают тень на все журналистское сообщество Пермского края. В этом контексте мы благодарим радиостанцию «Эхо Перми» и портал PRM.ru, которые для того, чтобы показать картину происходящего, воспользовались информацией из разных источников, в том числе официальной — из пресс-службы Пермского театра оперы и балета.

Чтобы окончательно исчерпать вопрос по «делу о пяти операх», представляем вашему вниманию комментарии по каждому спектаклю:

1) МАЗЕПА

Композитор — П. Чайковский

Опера в 3-х действиях. Либретто В. Буренина в переработке П. Чайковского по поэме

А. Пушкина «Полтава».

Музыкальный руководитель и дирижер — Валерий Платонов

Режиссер-постановщик — Георгий Исаакян

Художник-постановщик — Станислав Фесько

В данной сценической версии опера поставлена в Перми в 2006 году.

Что случилось:

Постановка заморожена на один сезон, возвращение на сцену планируется в следующем году.

Мотивировка:

Спектакль был перенесен Георгием Исаакяном в Пермь из Екатеринбурга, где он поставил «Мазепу» в 1999 году. Близость городов позволяла Пермскому театру оперы и балета арендовать декорации спектакля в Екатеринбургском оперном театре. Недавно договор аренды был продлен, и это означает, что «Мазепа» в следующем сезоне вернется на пермскую сцену. Временная «заморозка» спектакля вызвана насыщенными планами на 141-й сезон, дефицитом репетиционных помещений и занятостью ведущих солистов в других проектах, что не позволяет исполнять эту оперу на должном высоком уровне. Когда вопрос с репетициями и исполнителями будет решен, спектакль будет возвращен в репертуар.

Цитата:

«Однажды в Америке / И грянул бой. Полтавский бой»

«Радикализм постановки, полностью отказавшейся от малороссийского антуража, сегодня выглядит нормой. Исаакян не использовал дешевых политических спекуляций на тему украинского сепаратизма: для него важнее трагедия вневременного масштаба, история любви, невозможной в мире насилия и перманентной войны. Новый дирижер Валерий Платонов и новые исполнители внесли в постановку свои индивидуальные акценты, сохранив главное — мятежный дух и антивоенный пафос спектакля», — Лариса Барыкина, «Эксперт Урала»

2) ЭЛИКСИР ЛЮБВИ

Композитор — Г. Доницетти

Комическая опера в 2 действиях. Либретто Ф. Романи, русский текст С. Левика в редакции В. Каппа.

Музыкальный руководитель постановки — Александр Шамеев

Режиссер-постановщик — Влад Капп

Художник-постановщик — Елена Соловьева

В данной сценической версии опера поставлена в Перми в 2002 году.

Что случилось:

Спектакль снят с репертуара.

Мотивировка:

Спектакль был списан еще при художественном руководстве Георгия Исаакяна. Постановка нуждалась в обновлении, что для театра по стоимости равнялось выпуску нового спектакля.

3) АИДА

Композитор — Дж. Верди

Опера в 4 действиях, 7 картинах. Либретто А. Гисланцони

Режиссер-постановщик — Иосиф Келлер

Художники-постановщики — Борис Матрунин, Николай Котов

В данной сценической версии опера поставлена в Перми в 1958 году, возобновлена в 1962 году.

Что случилось:

Решение о снятии спектакля с репертуара было принято за несколько месяцев до вступления Теодора Курентзиса в должность художественного руководителя Пермского театра оперы и балета. О последнем представлении, которое состоялось в феврале 2011 года, театр сообщал открыто, не делая из этого тайны.

Мотивировка:

Материальная база спектакля устарела настолько, что капитальная реконструкция обошлась бы дороже новой постановки. Художественная коллегия театра приняла решение списать спектакль.

4) ОТЕЛЛО

Композитор — Дж. Верди

Музыкальная драма в 4 действиях. Либретто А. Бойто по одноименной трагедии Шекспира.

Музыкальный руководитель постановки и дирижер — Валерий Платонов

Режиссер-постановщик — Владимир Петров

Художник-постановщик — Юрий Купер

 В данной сценической версии опера поставлена в Перми в 2009 году.

Что случилось:

Из-за ненадлежащих условий хранения, которые были вызваны дефицитом места на складе театра, пенопластовые декорации рассыпались и восстановлению не подлежат. Проблема была озвучена еще при художественном руководстве Георгия Исаакяна, при нем же спектакль был «заморожен».

Мотивировка:

При всей красоте сценографии спектакль был слабым по режиссуре. Поэтому возобновление неудачной постановки, требующее при этом больших расходов на восстановление погибших декораций, по мнению художественной коллегии театра, не имеет смысла.

Цитата:

«Парадоксы штампов. «Отелло» возвращает Пермский театр оперы и балета в «доисаакяновский период»

«Зачем же столько лет Исаакян бился, чтобы привить театру и пермской публике представление о современном театральном мышлении, о новых смыслах старых оперных текстов? В этом спектакле всё – как в «доисаакяновский период»: встали, спели. Поют очень хорошо. Публике нравится: наконец-то не надо ни о чём думать. Можно вообще слушать с закрытыми глазами. Режиссёрский месседж равен обывательскому нравоучению: а не приставай к мужу с заступничеством за давнего друга. Вот и получила нож в бок», — Татьяна Тихоновец, «Пермские новости».

«Трагедия Шекспира «Яго»

«Столкнувшись с артистами, главным достоинством которых является голос, Владимир Петров не очень понял, как распорядиться этим достоинством. Как сделать так, чтобы актеры пели, да еще и играли? В результате в пермской постановке присутствуют все классические оперные штампы, многократно становившиеся объектами пародий. А отсутствует некое сценическое единство, волшебная «химия», которая должна соединить актеров. Они… просто поют. Не страдают, не любят, не жертвуют», — Юлия Баталина, «Новый компаньон»

5) КНЯЗЬ ИГОРЬ

Композитор — А. Бородин.

Опера в 3-х действиях с прологом. Либретто А. Бородина по мотивам эпической поэмы

XII века «Слово о полку Игореве».

Режиссер-постановщик — Иосиф Келлер

Художник-постановщик — Владимир Людмилин

Хореография сцены «Половецкие пляски» М. Фокина перенесена педагогом-репетитором Мариинского театра Галиной Рахмановой

В данной сценической версии опера поставлена в Перми в 1955 году.

Что случилось:

Спектакль снят с репертуара. Последнее представление состоялось в октябре 2011 года.

Мотивировка:

В будущем планируется постановка, эстетически и стилистически приближенная к хореографическому фрагменту «Половецкие пляски», который был поставлен Михаилом Фокиным. Аутентичную хореографию этого балета в Перми восстановила педагог-репетитор Мариинского театра Галина Рахманова. Подобно тому, как исследовательская группа Пермского театра оперы и балета работала над реконструкцией сценографии «Шута» Прокофьева (премьера балета в Перми состоялась в декабре 2011 года), постановочная команда займется изучением архивных материалов «Князя Игоря». В данный момент театр ведет поиски режиссера, который сможет осуществить задуманное.

Особо хотим отметить, что решение о списании либо «заморозке» спектакля принимается не художественным руководителем единолично, а только единогласным решением художественной коллегии, куда входят представители администрации, всех творческих и технических цехов театра.

Как ошибочно утверждается в публикации «Не секретно», «за полтора года «правления» Курентзиса было поставлено всего лишь два спектакля – «Так поступают все женщины» и совсем недавно «Свадьба Фигаро».

В действительности в период с 1 января 2011 года по 4 сентября 2012 (дата публикации), при художественном руководстве Теодора Курентзиса Пермский театр оперы и балета представил 3 оперных и 7 балетных премьер:

— оперы: Cosi fan tutte (за которую Теодор Курентзис как музыкальный руководитель постановки был удостоен премии администрации Перми в области культуры и искусства), «Маленький трубочист» и Medeamaterial;

— балеты: «Бахчисарайский фонтан», «Вариации на тему рококо», «Шут», Monumentum pro Gesualdo, Kammermusik No.2, «Петрушка», «Свадебка».

Это не считая крупных симфонических проектов с участием Большого симфонического оркестра театра и оркестра MusicAeterna под руководством дирижеров Теодора Курентзиса, Валерия Платонова, Оливье Кюанде, Валентина Урюпина.

Вызывает сомнение источник «Не секретно», названный в публикации «артистами оперной труппы», который так поверхностно судит о репертуаре театра, в котором работает, и о спектаклях, в которых участвует.

Далее «Не секретно» и URA.ru приводят слова «артистов театра»: «После того, как две скрипки и гобой попросили сделать перерыв после непрерывной двухчасовой репетиции, Курентзис их убрал и заменил на музыкантов из своего оркестра MusicAeterna. Мы считаем, что это нарушение не только Трудового кодекса, но и Устава театра. Есть же какие-то нормы, распорядок дня, регламент репетиций».

Автор этой цитаты, в данном случае именуемый «музыкантами оркестра», проявляет неосведомленность о работе оркестров Пермского театра оперы и балета. Согласно Коллективному договору от 7.02.2011, оркестровая репетиция в Пермском театре оперы и балета не может длиться более 2 часов 15 минут, включая обязательный 15-минутный перерыв. При этом время перерыва Коллективным договором не регламентировано, а потому он может быть назначен в любой момент.

По свидетельствам главного хормейстера театра Дмитрия Батина, директора оперной труппы Виталия Полонского и директора Большого симфонического оркестра Рустема Зиганшина, репетиция (в данном случае речь идет о репетиции оперы «Иоланта», которой 3 сентября открылся 141 сезон) началась в 12.15, а вышеупомянутый инцидент случился в 13.45 — от начала репетиции прошел 1 час 30 минут.

Кроме того, замены артистов оркестра либо пересадка музыкантов с одного пульта на другой с целью достижения качества — обычная практика в работе любого профессионального оркестра.

 Члены Художественной коллегии

Пермского академического театра оперы и балета имени П. И. Чайковского:

Исполнительный директор Пичкалев А. Е.

Генеральный менеджер М. де Мони

         Руководитель литературно-драматургической части Деменева Л. Н.    

         Главный дирижер Платонов В. И.

         Главный балетмейстер Мирошниченко А. Г.

         Главный хормейстер Батин Д. А.

                  И. о. главного режиссера Эннс О. А.

Технический директор Мартынов С. Н.

         Финансовый директор Гущина Т. С.

         Директор по планированию Платонова А. В.

         Директор оперной труппы Полонский В. А.

         Заведующий оперной труппой Хребтов В. К.

         Заведующий труппой балета Дубровин В. И.

         Начальник отдела международных связей Колчанова А. А.

         Директор по производству Малькова Н. В.

Первый после отпуска

Рад вновь, после отпуска, приветствовать всех читателей этого блога!

Остается 26 дней до открытия нового 141-го сезона в Пермском театре оперы и балета. 3 сентября театр представит оперу «Иоланта» под управлением художественного руководителя театра, дирижера Теодора Курентзиса. Курентзис явит публике новую солистку нашей оперной труппы — молодую и талантливую сопрано Зарину Абаеву. Советую не пропустить момент рождения новой звезды.

Мы открывает 141 сезон. Как заметила журналист Татьяна Петровна Чернова, «сто сорок — первый». Действительно, вот уже почти полтора века живет наш театр, успешно развиваясь и отвечая на актуальные запросы каждой эпохи. Сегодня я в виде дайджеста хочу сообщить о самых последних новостях.

 Участие в Афинском фестивале

Из последних событий в жизни Пермской оперы, которые пришлись на летний отпуск, нужно отметить поездку в Грецию на Афинский фестиваль. Мы показывали наши последние балетные премьеры — «Свадебку» и «Петрушку». Вторым проектом стал симфонический концерт в исполнении оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса, музыканты играли сочинения Рахманинова и Шостаковича. Я лично там не присутствовал, но, по отзывам генерального менеджера театра Марка де Мони и директора по планированию Аллы Платоновой, выступления прошли на высшем уровне. Зал на две тысячи мест стоял, кричал «браво». Надеюсь, что этот успех проложит нам путь в новое гастрольное будущее как по Греции, так и по другим европейским странам. По крайней мере, мы уже получили приглашение на следующий год вновь выступить на этом фестивале. Фестивальное участие, конечно, дело хорошее, но для нас оно все равно должно перерасти в конкретные гастрольные предложения, финансово выгодные для театра.

Для сравнения: в этом сезоне балетная труппа вновь поедет на гастроли во Францию, и в этот раз условия контракта таковы, что мы уже не будем работать себе в убыток. Период балетного простоя дома, в Перми, мы покроем доходами, которые театр заработает во Франции.

Новая оркестровая яма

В настоящее время в театре заканчивается ремонт и переоборудование оркестровой ямы. Установлены подъемно-опускные механизмы, которые будут активно использоваться в новом сезоне. Все механизмы уже работают, осталось только привести в порядок сцену и зал: сейчас рабочие укладывают пол, проводят электрику и проч. С 20 августа начнутся репетиции первой премьеры сезона — оперы «Свадьба Фигаро» (в оригинале Le Nozze di Figarо: поскольку спектакль является второй частью большого проекта «Трилогия Моцарта — Да Понте в Перми», запущенного в прошлом году оперой Cosi fan tutte, мы в рекламной кампании придерживаемся итальянских названий), и все наши технические новинки будут пущены в ход.

Новые гримерки

Кроме того, сейчас заканчивается ремонт женских гримерок балетной труппы. Две комнаты уже сданы и используются: некоторые артисты вышли из отпуска чуть пораньше для поддержания своего тонуса и рабочей формы.

Новый зрительский буфет и новая столовая

Еще одна часть театра, которая заработает по-новому, это зрительский буфет и столовая для сотрудников. Напомню, что конкурс на обслуживание театра в новом сезоне выиграла одна из самых крупных в городе сетей кафе  — «Национальная кухня». Ремонтные работы в буфете уже закончены, еще неделя остается на сдачу столовой. Было увеличено число посадочных мест за счет сокращения пространства для готовки. Владельцы сети объяснили это тем, что не имеет смысла хранить тонны мяса в театре. Неподалеку у них есть кухня — ресторан «Хуторок» на ул. Советской, где и будет все готовиться, а в театр доставляться уже полуготовая продукция. 15 августа, максимум 20-го столовая в новом интерьере и с новым меню откроется. Не позже. Потому что к тому времени все сотрудники театра уже точно приступят к работе, и их нужно будет кормить хорошо, вкусно и недорого.

Армейский прецедент

Проблема, которая волновала меня в течение отпуска, это, конечно же, альтернативная гражданская служба артистов нашей балетной труппы. До 15 июля восемь ребят (сначала их было девять, затем одного списали) должны были отправиться в места назначения службы: кто-то в Горно-Алтайск, другие в Самару, третьи были распределены по Пермскому краю. Если с пермскими адресатами мы нашли общий язык, то с Горно-Алтайском «бодались» долго. Но они сами виноваты: запросили себе сотрудников, а жильем их не обеспечили. Как, скажите, проходить службу, если тебе жить негде? Не на вокзале же бомжевать, правда? В конечном итоге мы наших танцовщиков «отвоевали».  

Сегодня сложилась такая картина: Министерство труда РФ разрешило театру быть местом прохождения альтернативной гражданской службы, приказ уже есть, он прошел все согласования и зарегистрирован Минюстом. А вот приказ Роструда о том, чтобы перевести ребят к нам, пока не издан. В данный момент идет рутинная бюрократическая работа. Но, думаю, к началу сезона мы сможем уже уверенно сказать, что мы первый театр в России, который официально добился статуса места прохождения альтернативной гражданской службы для своих артистов (на телеканале «Россия-Культура» о нас вышла новость). Это будет большая победа театра, моя, и начальника нашего отдела кадров Людмилы Степановны Оломпеевой.

Как оказалось, ничего сложного в этом процессе нет. Нужно только четко сработать и пройти все необходимые этапы. Всего можно добиться, если ты этого хочешь.

Визит губернатора

После 20 августа мы ожидаем в театре губернатора Виктора Басаргина. При нем мы проведем совещание по реконструкции. Планировалось, что Басаргин посетит театр в начале текущего месяца, но его рабочий график сложился иначе. С другой стороны, это даже к лучшему, потому что мне не хотелось бы показывать ему театр на стадии ремонта. Театр, я считаю, должен быть праздником, даже (а может, и в первую очередь) для чиновников. Мне как хозяину было бы неловко за беспорядок. К тому же, проводить экскурсию по театру должен все-таки художественный руководитель. Теодор Курентзис вернется в Пермь во второй половине августа. Так что все пока складывается удачно.

CD для Sony

Дважды в новом сезоне: с 24 сентября по 4 октября и с 9-го по 20 января, — в театре будет проходить запись двух опер специалистами от Sony, одной из крупнейших звукозаписывающих компаний в мире. Напомню, что в июне первой ласточкой нашего сотрудничества с Sony стала запись концертной программы Rameau-Gala. В качестве площадки был выбран концертный зал Дягилевской гимназии. Там прекрасная акустика, но, к сожалению, слишком хорошо слышны и проезжающие мимо по ул. Сибирской автомобили. Запись оперы там невозможна. Мы рассматривали альтернативы: Дом радио (но там тесно), Органный зал (пришлось бы снимать кресла в зрительном зале), актовый зал Сельхозакадемии (прекрасный вариант, но новое руководство академии не пошло нам навстречу). В итоге мы остановили выбор на собственной сцене. Сначала мы запишем «Свадьбу Фигаро», это будет сразу после премьеры. А в январе приступим к Cosi fan tutte. Да, на это время театр будет закрыт. Но мы найдем, чем компенсировать паузы. В новом сезоне мы планируем четыре оперных и четыре балетных премьеры, плюс текущий репертуар, так что артистам будет чем заняться. 

«Программу Дягилевского фестиваля – 2012 смог выдержать не каждый»

Пять дней подряд во время Дягилевского фестиваля у меня держалось очень высокое давление. Даже немножко испугался. Связываю это не только с погодой, но еще и с тем, что жизнь на Дягилевском фестивале била ключом, и организм попросту не справлялся с эмоциональными нагрузками. Программа была насыщенной, разносторонней, интересной. И если сравнивать фестиваль Курентзиса с фестивалем Исаакяна, то разница будет налицо. Георгий Георгиевич составлял программу из спектаклей, которые считал лучшими, со своей, режиссерской, точки зрения. Теодор Курентзис, как музыкант, во главу угла поставил музыкальную составляющую.

Побывал не на всех событиях фестиваля, но то, что увидел, очень порадовало: как публика принимала спектакли, какая атмосфера царила на всех фестивальных площадках. А фурор, что произвел на зрителей «Геревень», словами не опишешь. И это не только мое мнение, но и многих других, кто был на премьере этого сочинения Владимира Николаева: зрителей как будто в омут втащило, а потом выкинуло обратно в реальность. Как композитор сумел передать дух деревеньки, с дуновением ветерка, с отдаленными голосами баб и мужиков, шуршанием соломы, — невероятно! Теперь будем с нетерпением ждать премьеры балета на эту музыку. Что придумает хореограф Раду Поклитару, не знаю, но уверен, будет необычайно интересно. Так что всех заранее приглашаю в следующем сезоне на балет «Геревень».

Проведение Дягилевского фестиваля далось непросто: было много гостей, участников, критиков. Но самое главное, чего удалось достичь, — никто из зрителей не остался равнодушным. Разумеется, каждый зитель сам составил для себя список наиболее интересных событий. Мне лично, например, был непонятен театр абсурда (спектакль Untitled). Ну и что? Зато знаю людей, которые остались в восторге именно от этого перфоманса.

Фестиваль заставил людей думать, рассуждать, интересовать, задаваться вопросами. Фестиваль скрепил новые связи: к примеру, этуаль Парижской оперы Мари-Аньес Жило выразила желание еще раз приехать в Пермь и исполнить партию Заремы в балете «Бахчисарайский фонтан», уже вне фестиваля. Кроме того, возможно, она исполнит что-нибудь из хореографии Алексея Мирошниченко — ей очень понравились его постановки.

На днях генеральный менеджер Пермского театра оперы и балета и Дягилевского фестиваля Марк де Мони сказал, что программа фестиваля следующего года вчерне сформирована. Моя задача — посчитать все расходы и составить бюджет грядущего фестиваля. Очень благодарен нашим спонсорам, которые откликнулись и деньгами, и гостиницами, и транспортом. Искренне тронут их столь позитивным отношением к фестивалю. Надеюсь, наше сотрудничество не закончится, и мы обязательно вновь встретимся с ними на Дягилевском фестивале — 2013. 

О частных проблемах музыкальных театров России

На прошлой неделе я летал в Санкт-Петербург на встречу членов российской Ассоциации музыкальных театров. И был поражен: из 34 членов Ассоциации присутствовали только семеро. По уставу подобные встречи проводятся один раз в год. Лично я впервые представлял там Пермский оперный театр и остался в недоумении: либо так плохо работает исполнительный орган Ассоциации, либо участникам нет никакого дела до происходящего.  При этом мне есть с чем сравнивать. Наш театр, кроме того, состоит еще в двух творческих сообществах. Это Ассоциация театров Урала, на встречи которой всегда (!) приезжает не меньше 40 участников — театров разной величины и направленности. И вторая — это «Опера Европы», где собираются около 400 театров, и где Россию представляют Большой и Мариинский театры, Московский музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, Детский музыкальный театр им. Н. Сац и Пермский академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского. Если посмотреть на карту, иллюстрирующую географию Ассоциации, с нас на Востоке начинается оперная Европа.

На встрече Ассоциации музыкальных театров в Санкт-Петербурге был поднят вопрос, волнующий многих. Это распределение государственных «грантов» академическим музыкальным театрам и творческим коллективам. В списке — 18 адресатов,  в частности, Новосибирский театр оперы и балета, Екатеринбургский оперный, Московский камерный музыкальный театр им. Покровского и другие. Дополнительную финансовую поддержку они получают не первый год, и нынче в списке получателей появились новички, например: Михайловский театр, Саратовский оперный и Ростовский музыкальный театр. Мне, да и не только мне, но и руководителям других театров, не попавших в список грантополучателей, совершенно не понятно, что служит основанием и главным критерием отбора, кто входит в комиссию, которая решает, кому давать грант, а кто пока его не заслужил. Грантовая система предполагает конкурс с такими условиями, при которых соискатели могли бы подтвердить свою высочайшую творческую репутацию. В данном случае объявленный критерий — федеральное подчинение театра. Но в таком случае давайте называть вещи своими именами: это не грант, а дополнительное финансирование.

Правильно отмечает театральный критик Лариса Барыкина:

«Система грантов в существующем виде все больше становится странным маркером, яблоком раздора между руководителями коллективов, вызывая особенно много вопросов у рядовых музыкантов, на которые, в сущности, нет ответа. Например, если раньше в число региональных грантополучателей входили только коллективы федерального подчинения, то сегодня этот принцип уже не работает. Тогда законный вопрос — а каков он?».

Мне иногда говорят: «Пермяки, что вы возмущаетесь? Вам же дали грант в 600 млн. рублей». Друзья, у нас это тоже не грант, а бюджет специального проекта под руководством Теодора Курентзиса, выписанный нашему театру Правительством Пермского края на ближайшие три года. Хочется такой же ясности и этом вопросе.

Новые акустические возможности Пермского театра оперы и балета

1) В настоящий момент мы готовимся принять новую декорацию к симфоническим концертам, так называемую  «ракушку», которую привезут к нам из Москвы. Она представляет собой конструкцию, с потолком, с дверями, которая изолирует музыкантов от глубины сцены. Сейчас на время симфонических концертов мы ставим пластмассовые загородки, сохранившиеся от спектакля «Дама Пик», направляя звук в зал, но, конечно, это не то, что должно быть в идеале.

Мы изучили конструкцию, которую установила Пермская филармония два года назад, и художественный руководитель нашего театра Теодор Курентзис попросил изготовить  аналогичную «ракушку».

На нашу просьбу откликнулась фирма «Mueller BBM», с которой мы работаем по акустике будущей второй сцены театра и решаем текущие вопросы. С ней, в частности, мы консультировались, когда в 2010 году проводили ремонт в оркестровой яме. Собственно, специалисты этой фирмы порекомендовали обрезать козырек сцены, который нависал над медными духовыми инструментами и перегораживал звук.

Декорация к симфоническим концертам состоит из 9 секций, довольно внушительных, 9-метрового размера. В центре этой конструкции находится полусфера, которая состоит из 25-миллиметровой фанеры, склеенной из разных пород дерева, она-то и посылает звук в зал. В зависимости от количества музыкантов на сцене, «ракушка» может находиться сразу за занавесом, через 3  метра, через 6 метров или через 9 метров от края сцены.

7-8 февраля «ракушку» должны привезти, и к 10 февраля декорация будет установлена, так что концерт Теодора Курентзиса, назначенный на этот день, мы будем слушать уже в новом звучании.

2) Еще один пункт, от которого зависит качество наших симфонических концертов, это подъемно-опускная площадка в оркестровой яме. Это наша давнишняя мечта, мы о ней говорим уже больше 30 лет. Вообще-то, установка подъемно-опускного механизма запланирована в рамках глобальной реконструкции театра, но она завершится лишь через 6-7 лет, а ждать мы не можем. Поэтому мы приняли решение установить его уже в этом году, во время летнего отпуска — с 1 июля по 15 августа.

Что собой представляет подъемно-опускная площадка? Это платформа, которая поднимается со дна оркестровой ямы до уровня зала или до уровня сцены. Сейчас настил мы устанавливаем вручную. Ночью накануне концерта выходит бригада монтировщиков и собирает его, а утром на этой площадке проводится репетиция оркестра. Но мы живем в XXI веке, сегодня такие вещи вручную не делаются.

К тому же нам нужно поторопиться с установкой подъемно-опускного механизма, потому что в этом сезоне мы ставим балет «Свадебка» Стравинского в хореографии Иржи Килиана. Композитор написал музыку для четырех роялей и хора. Рояли должны находиться в оркестровой яме. Теоретически мы сможем опустить их в яму, но достать их оттуда во время антракта точно не получится. А «Свадебка» у нас идет в паре с другим балетом Стравинского — «Петрушкой» в постановке американского хореографа Николо Фонте, который исполняется оркестром в обычном составе.

На премьере мы планируем убрать кресла из партера и поставить туда четыре рояля (так же, но с одним роялем в зале, мы играем Ballet Imperial и проект «В сторону Дягилева»).  А уже со следующего сезона мы сможем размещать рояли в яме, через сцену закатывая их на поднятую площадку, а в антракте убирая за кулисы.

3) На прошлой неделе мы провели совещание по увеличению зарплат: это касается и оркестра, и хора, и солистов оперы и балета, и производственных цехов. У каждого сотрудника зарплата увеличится соразмерно его работе и достижениям. На сколько поощрить — будет решать художественная коллегия. Я не скрываю, что зарплаты нашим артистам балета мы повышаем еще и потому, что есть опасения, что наших молодых и талантливых ребят хотят  переманить в столичные театры. Мы приложим все силы и средства, чтобы удовлетворить их материально (а творчески они уже удовлетворены), чтобы у них не было желания променять Пермь на какой-либо другой город.